dog Inu
твоя головная боль
Проигранное желание ^ ^

-Cкучнооо… Скучнооо… Скучнооо.
-Акаме, хватит стонать мне на ухо, - возмущенно прошипел Соби, отмахиваясь от облокотившегося на его стул юноши, явно изнывающего от бездействия и весенней апатия, когда ничего не хочется делать, и от этого становится так тошно, что хочется выть. – Если тебе не чем себя занять, это не значит, что и другие сидят без дела. – обмакивая кисточку в краску и уже собираясь приступить к проработке фона, произнес художник, как над самым его ухом раздалось прерывистое дыхание, следом за которым последовало томное «ааах, еще… да... да.. вот.. так», с каждой секундой набирающие громкость и пошлость. – Акаме! – глядя на загубленную огромной кляксой картину.
-Вот так вот стонут, - как ни в чем не бывало, произнес Нисей, выпрямляясь и шумно выдыхая. – Мне скучно.
-Побейся головой о стену. – старательно промакивая рисунок салфетками и пытаясь хоть как-то спасти недельный труд от нелепой смерти. – Сотрясения не будет, - осторожно дуя на листок и стараясь не обращать внимания на шум за своей спиной, - сотрясаться нечему. – усмехнувшись уголками губ и бережно расправляя чуть помявшиеся уголки.
-По себе людей не судят, - наматывая по комнате круги и грызя ноготь на большом пальце, огрызнулся в ответ, во время прикусывая язык, ведь, кроме Соби, дома никого нет, и если он разозлит его, то от скуки вообще некуда будет деться. – Ну Собиии, Собиии, - резко изменив тактику, принялся канючить, подойдя к столу и ненавязчиво пиная его по одной из ножек. – Собиии.
-Хорошо. Хорошо. – возвращая кисточку в стакан и устало теряя переносицу, все же Акаме обладал парадоксальной способностью всегда добиваться своего, не зависимо от желания, времени суток и состояния окружающий его людей. – Всего один час, а потом ты дашь мне нормально доработать. – вопрос звучит, как утверждение, но Нисея радостно кивает головой, сейчас он согласен на что угодно, лишь бы избавиться от этого давящего чувства скуки. – Пошли на кухню, - выходя из мастерской. – Возьми два листа бумаги и ручки. – включая на кухне свет и раздраженно качая головой на гору грязной посуды в раковине. Сегодня на кухне дежурил Акаме.
-И что будем делать? – садясь за стол и протягивая листок и карандаш, ручки не были найдены, а если честно, то мальчишка их не особо-то и искал.
-Сыграем в морской бой, - садясь и скептическим взглядом окидывая усердно грызущего ноготь Нисея. – Перестань. – резко одернул мальчишку, начиная рисовать два одинаковых квадрата. – Правила знаешь?
-Знаю-знаю, - склоняясь над своим листком и занавешиваясь волосами, а после и вовсе ставя между ними хлебницу, под насмешливое фырканье Агацумы.
-Только без всяких изгибов кораблей, все ровно и четко. – задумчиво стуча карандашом по губам и раздумывая куда мы ему лучше вместить своей последний корабль.
.-Ладно, - бросил, наобум расставляя свои судна, - все равно ты мою тактику не разгадаешь. – гордо улыбнувшись и вздернув нос, уверенно заявил Акаме, тут же подпрыгивая на стуле с криком. – Чур я первый!
-Ну давай. – наконец-то заканчивая расставлять свои корабли и с легкой усмешкой наблюдая за мыслительным процессом на лице Нисея. От усердия у того только пар из ушей не шел.
-Д5. – выжидающе глядя на Агацуму и с силой сжимая в руке карандаш – единственное орудие, способное привести его к победе, попутно потопив всю флотилию врага.
-Мимо, - молодой человек довольно улыбается и останавливает карандаш на одном их квадратиков. – В5?
-Не попал, - радостно улыбаясь и следующим своим ходом раня корабль Агацумы. – Соби, а давай на желание, а? А то так не интересно. – после двух попыток, мальчишке все же удалось потопить двухпалубник художник, к своей невообразимой радости и легкому недовольству самого капитана, погибшего судна.
Они играли долго: Акаме бил наугад, особо не задумываясь над тем, где могли бы быть расположены корабли соперника, и поначалу ему везло, однако к тому моменту, как у Соби остались только однопалубники, фортуна начала уставать. Агацума же не торопился, он тщательно раздумывал над каждым шагом, не спеша выбирать место удара, однако в самом начале игры это не принесло ему ожидаемых результатов, но вот в конце... в конце ему каким-то чудом удалось сравнять счет, а потом и вовсе обогнать Нисея.
-И6? – с противоположной стороны стола раздается протяжное «неет», следом за которым глухой стук ударяющейся о стол головы. – Я так понимаю убил. – ставя крестик.- Г10?
-Не попал, - облегченно вздыхая и кусая огрызок карандаша. – К1?
-Бомба пролетает мимо, - поправляя очки и пробегая быстрым взглядом по белым пятнам на поле боя.- В4?
-Ну, Собиии!
- Убит? – ответ не требуется, но ведь так приятно смотреть на мучающегося от проигрыша Акаме.
-С победой Вас, капитан. – поднимая голову и нахально глядя в глаза Агацумы. – Но это еще не конец! Я все равно выиграю! Я просто поддался тебе!
-Ну, конечно-конечно, - кивая головой и глядя на часы. – У нас есть еще двадцать минут. Может «Балда»?
-Сам ты, балда! Чего обзываешься?
-Это игра так называется, глупый. Переворачивай листок, сейчас покажу. – на несколько минут в комнате повисла гробовая тишина, которую затем нарушил голос художника. – Акаме, я передумал. Мы будем играть не в «Балду», а в «Соби, я – маленькая тварь, портящая вещи».
-Зачем же так критично, родной? – вскакивая из-за стола. – Не такая уж ты и тварь. – выскакивая в коридор.
-Акаме! Убью! - выбегая за ним следом.
Листок капитана Агацумы упал на пол… с одной стороны он был украшен выигранной партией в морской бой, а с другой изуродован картиной с испорченным фоном.